Наблюдения
Анархия двора
Даже в давно знакомом месте можно всегда
найти что-то интересное.
В нашем дворе царит такой порядок, что две ухочистки вдруг воспринимаются как анархистки. Лежат себе на бетоне. Видимо выпали из мусора. Похожи на спички, на которых мы гадали в детстве. Если зажжешь и они сближаются – любви быть. А если расходятся – одно расстройство.
В анархию также впал пучок волос. Седые, длинные. Перекати-поле прожитой жизни. Ветер иногда приносит такие неожиданные подарки во двор, как будто хочет заставить подумать: «Слушай, а всё ли хорошо в ТВОЕЙ жизни?». И ты такая сидишь во дворе, с пучком волос в руке - и не знаешь. Тогда ветер тащит ещё один знак: засохшее растение с алым стебельком. «Ничё не напоминает, а?»
Оно хрупкое, как вафельные трубочки мамы. Его цвет – последнее противостояние перед смертью.
Его цвет – последнее противостояние перед смертью. Умрёт, но красиво! Корни разлеглись на земле, стремятся в разные стороны в поисках воды. Коричневые молнии надежды. Вот и я засохла в поисках, но алый стержень пока держится.

Пойду к муравьям, может там повеселее… Очень немецкие муравьи, в соблюдении порядка построили два холма: Один, что побольше, гостевая. А где меньше места, там кухня, тела жуков и много суеты. Для меня муравьи слишком стрессовый народ, вот там коммунизм точно победил!

А мне лень. Вот например в центре двора валяется кольцо резинки. Знаю ведь, что с моих волос упала, пятый раз прохожу. А поднять лень. Или даже не лень, а нет интереса. Пусть ещё полежит. Это такой сигнал, как плевок невоспитанных мужиков. Моя территория!
Через забор просятся ветки кустарника. «Спасите. Возьмите нас к себе!» Был бы сад, я бы спасла. Под ними кто-то выставил тарелку, на которой обычно стоит горшок. Теоретически там должна быть вода для котэ, пробегающих мимо. Но практически это тупо пустая тарелка. Солнце сжигает любую жидкость за пару минут, котэ сдохли от жары. Пластмасса плавится, как забытый шоколад в рюкзаке.

На камне под забором видны странные знаки. Мох оставил их там для будущих поколений, когда наконец-то уже вымрут люди. Вот тогда эти полукружочки и многоточия, напоминающие иероглифы, откроют правду вселенной.

Меня отвлекает возня строительных машин, которая перебивает не только мысли, но и панические крики птиц. Там периный тиндер в полном разгаре, а они тут строить решили. Каждые 15 минут в этот общий шум добавляется звон колоколов, от церкви напротив. Как будто кто-то херачит в тазик, стоящий перед микрофоном. Тазик также потерял значение в наше время, как церковь, но знает, как заявить о себе - ночью, в темноте, когда спотыкнёшься.
В тени двор пахнет тяжестью, на солнце воздуха просто нет. Избегаю глубоких вдохов и мыслей, как первокурсники учёбы. Сбавьте жар, пожалуйста! Рука охлаждается на камне. Он шершавый, как мои пятки, с родинками белых камушек внутри. Камни подстилаются как солдаты - ряд в ряд, головой к ногам следующего. Выравнивают для нас землю, дают баланс.

Наш белый дом тоже примеряет анархию на своё тело: Нарисовал себе жёлтую полосу во весь рост, как золотую цепочку. При этом все дома вокруг строго белые. Может через пару лет также соседи осмелятся выделится и будет у нас разноцветная улица.

С забора свисает паутинка. Клочок чуда природы, но уже без применения. А кто-то так старался… Болтается на ветру, как метроном. Не хватает музыки. Точно! Анархия возможна только с музыкой. Этому двору нужны Sex Pistols.

Made on
Tilda