приключения
Survival mode
На писательском курсе мы придумывали нашим героям разные препятствия. Но в этой истории нет выдумки. К сожалению.
23.12.: Лёгкая боль в спине. У нас с ней сложные отношения, токсичные и глубоко созависимые. За пару часов боль вырастает от «неприятно» до «мать твою, сейчас бы в обморок». Планы рухнут. Вызвать врача на дом не получается, видимо у всех что-то заболело. Зову такси, сын помогает спустится по лестнице. Реву в темноте машины от боли.
В отделении скорой помощи сын ждёт в холодной прихожей, из-за короны никого не пускают. «Звони папе, пусть заберёт тебя.» В телефоне предупреждение о гололёде. Я два часа разглядываю зелёную мебель в больнице, опираясь на комод в позе рожающей. Врач говорит, что ей «совсем не нравятся» мои симптомы, её коллега направляет меня в другую клинику. «Там есть нейрохирургия, если что.» Если что??? Лёгкая паника.

Хорошо, что бывший живёт рядом с той клиникой, подбросит. Парковка уже покрыта льдом. Я и боль скользим вместе со страхом упасть. Грею замёрзшего сына. Бывший скользит навстречу. Но подъехать к другой клинике невозможно. Дорога - как зеркало, машина тормозит. Мы застряли. Впереди клиника, камни и кусты. Сзади холм. Под нами лёд и всепогодные шины. Бывший бросил шутки, это плохой знак. Мучительно медленно машина выезжает на дорогу, ищем другой вариант. У главного входа в клинику лёд ещё толще. «Сиди, не смей выходить», непривычный тон бывшего заставил бы вздрогнуть, если бы это не было больно. На мне самые удобные, но самые скользкие сапоги. Бывший доводит меня до входа и везёт сына домой.
Следующие несколько минут тянутся бесконечно. Пока не пришло сообщение, что они дома. Итак, вернемся к боли.
Опять два часа ожиданий с зелёной мебелью в отделении скорой помощи. Я не могу сидеть, лежать и долго ходить. Прибывают первые жертвы гололёда: Парень с кровавой головой и медсестра с перевязанной рукой, которая вышла на смену и упала перед клиникой. Парень только успел сказать, что случилось, как его тело отказалось от вертикального положения. На стойке регистрации осталась его кровь. Мне жаль себя и врачей, что я попала сюда именно сегодня. Я слышу моё имя, хотя меня никто не зовёт. Я мечтаю об огромном шприце с обезболивающим.
Но врачи мне отказывают. Говорят, что возможно моя боль – это редкая реакция на вчерашнюю ревакцинацию. Поэтому и сильные таблетки не действуют. Межпозвоночные диски и нервы не тронуты, это хорошо. Плохо, что мне надо потерпеть ещё дня 2-3 боли. Отпускают домой без желанного шприца. Зову такси. Милая дама вежливо отказывает. «У меня не осталось машин, вам придётся ждать около 2 часов.» Другое такси вообще не отвечает. Покупаю билет на автобус. Приложение показывает, что следующий прибудет к клинике через 124 минуты. Заряжаю телефон, пока думаю, что дальше. Вызвать ещё раз бывшего или друзей не вариант при такой погоде. А если с ними что-то случится?
На улице темнота и лёд. Вдруг – фары! Машина подъезжает прямо к входу. Понимая, что это мой единственный шанс уехать в город, бегу к выходу. «Как хорошо, что медработники заказывают еду!», пишу сестре, которая далеко, но со мной весь вечер на связи. Прошу мужчину с серой коробкой, полной индийской еды, взять меня с собой.

Мы едем со скоростью дождевого червяка на сухой дороге. Проезжаем мимо автобусов, столкнувшихся с машинами, упавшими велосипедистами и пешеходами. Дрейфуем на светофорах. Акбал родом из Пакистана, последний заказ мы довозим вместе. Заказчик звонит, недоволен, что долго длится. Акбал спокойно объясняет, что на улице гололёд и всё очень долго длится. «Этот человек живёт 5 минут от ресторана, а заказывает онлайн.» Мы прощаемся у ресторана, Акбал не хочет брать мои деньги, даже после вежливых трёх отказов. Я оставляю их в машине.
Скольжу к автобусной остановке. Там надпись: «Из-за гололёда мы приостановили движение во всём городе. Просим вашего понимания.» Я конечно понимаю, но моя спина и нервы – не очень. Какие варианты? Переночевать в отеле – невозможно, они закрыты из-за ковида. Зайти к друзьям по дороге – не хочу пугать их детей своей болью и вообще хочу в свою кровать. Ловить автостоп – нет машин. Итак, идём домой пешком. Медленно и если есть, по травке. Телефон садится.

Я научилась различать, где скользко и где смертельно скользко. Ирония в том, что при ходьбе моя спина немного расслабилась и дала мне выпрямится. Размышляю о своём упрямстве и о дорожном покрытии, насколько правильно было решение заменить брусчатку. В голове кружится „It's a perfect day", как в фильме ужасов. У моего дома отличная площадка для катания на коньках. Пишу сестре, что я дома.

Осталось 10 минут до рождества.
*
P. С.: Я пишу о событих той ночи, чтобы справиться с шоком. И я делюсь этим по одной простой причине: В каждом из нас есть сила, которая позволяет нам преодолевать любые препятствия. Даже когда всё выглядит безнадёжно. В тебе она тоже есть.

Made on
Tilda